Легкая атлетика • 11 Марта, 2017

«Если повезет с тренером, казахские дети никому не уступят»

3398 раз показано

Известный в мире бегун, обладатель Кубка Европы, многократный чемпион и рекордсмен Советского Союза, заслуженный мастер спорта Амин Туяков отмечает свое восьмидесятилетие.

Газета «Егемен Қазақстан» поздравляет юбиляра и предлагает вниманию читателей беседу с ним.

- Жизнь стремительна подобно быстрому скакуну. Время не повернуть вспять, но давайте попробуем освежить в памяти некоторые ее светлые мгновения.

- Я благодарен своей судьбе. Оглядываясь назад, понимаю, что могу назвать себя одним из тех, кому благоволил Аллах. Хотя, наверное, и не все тяжелые дни можно считать неудачей. Они тоже по-своему были необходимы. Относительно недавно, в начале 90-х годов мне, как и большинству людей в то время, приходилось нелегко. Мне повезло, и на меня обратил внимание тогдашний министр спорта Каратай Турысов. Он посчитал, что я достоин большего, чем быть рядовым тренером, и назначил на должность главного тренера сборной команды Казахстана по легкой атлетике. Однажды, присутствуя на вечере, организованном фондом «Қажымұқан», он так обрадовался, увидев меня на экране в момент триумфа, что даже прослезился. Я общался со многими министрами, и могу сказать, что министры, плачущие от радости за победу казаха – большая редкость.

- К Вам с огромной симпатией относился и основоположник казахской спортивной журналистики Сейдахмет-ага Бердикулов.

-  Сейдахмет-ага был непохожим на других, особенным. Кто еще мог писать о спорте столь же великолепно, как он?! Это человек, рожденный для поддержания достоинства казахов. Помню, мы вместе поехали на юбилей Кашагана жырау (жырау в пер. сказитель – ред.) в Мангыстау. Его усадили на самое почетное место за дастарханом. И тогда Сейдахмет-ага обратился к акиму области Новикову и моим землякам: «Человек, к которому вы должны относиться бережно и с почтением, - вот он, Амин Туяков. В этом краю он вырос, стал гордостью всех казахов. Поэтому почетное место принадлежит Амину», - сказал он с присущей ему искренностью. Видишь, дорогой, с какими душевными людьми свела меня судьба. Есть такие слова: «Каждый казах для меня единственный». Появившийся на свет у подножия Алатау Сейдахмет-ага относился ко мне, рожденному на побережье Каспия, не хуже, чем к родному брату.

- Наш разговор коснулся темы сопричастности к Вашей судьбе известных людей, старших товарищей, которые очень высоко ценили Ваши победы. Мы слышали, что когда у Вас были проблемы с ногами, причем с обоими бедрами, за Вас хлопотал, писал письма в соответствующие органы почитаемый народом Шерхан Муртаза.

- Да, было такое дело. Выдающийся исполнитель кюев Каршыга Ахмедияров, узнав о мой беде, предложил обратиться с письмом к руководству области, в авторитетные организации. Я отказался. Однако это не остановило его, и, собрав подписи Шерхана ага, директора Высшей спортивной школы Аскара Асубаева, возглавлявшего долгие годы Алматинский архитектурно-строительный институт Павла Атрушкевича, он разослал письмо в разные инстанции. В результате руку помощи протянул президент компании «Казмунайгаз» Нурлан Балгимбаев. И в 2000 году в Пекине мне прооперировали оба бедра. Во время пребывания там большую помощь оказал являвшийся в то время послом Казахстана в Китае Куаныш Султанов. Его просили об этом Кобес Акылбаев, всегда сопереживавший за меня, а также Абиш Кекильбаев, который направил в посольство телеграмму со словами «В больнице в Пекине находится Амин Туяков». По прямому поручению Султанова меня постоянно навещали сотрудники посольства. Приходил и сам Куаныш с супругой. Я безмерно благодарен им всем за это. Ведь на чужбине особенно остро ощущаешь такую братскую поддержку.

- Нам хорошо известна Ваша страсть к литературе.

- Любовь к литературе зародилась еще в детстве, в те безмятежные дни, которые я проводил возле своей бабушки Макпал. Бабушка Макпал и дедушка Муликбай были настоящими степными философами. По их просьбе я вслух читал им поэмы «Кобланды», «Едыге батыр», «Ер Таргын». А затем они принимались обсуждать их, глубоко погружаясь в эту тему, высказывая свои мысли и суждения о героизме, храбрости, человечности. Я слушал их как завороженный.

Перед войной использовался латинский шрифт. И я еще до школы выучил все латинские буквы. Бабушка научила. Тем более что я обычно быстро все схватываю. Наизусть шпарил некоторые поэмы и эпос. Но сейчас уже ничего не помню. Интересовался фольклором. Став постарше, запоем читал «Жұмбақ жалау» Сабита Муканова, «Курляндию» Абдижамила Нурпеисова. С тех пор чтение книг вошло в привычку. Мне близки по духу произведения Маршала Абдихалыкова, Акима Тарази, Мухтара Магауина, Калихана Искакова, Оралхана Бокеева, Сатимжана Санбаева, Сайына Муратбекова, Толена Абдикова. А как прекрасна книга Сейдахмета Бердикулова «Арбаған мені бір сиқыр»! Очень впечатляет его рассказ о тех мгновениях, когда Жаксылык Ушкемпиров был объявлен Олимпийским чемпионом. Описывая же события, когда Серику Конакбаеву не досталось золото Олимпиады, он поставил название «Соңынан қос ат мініп қусам ба екен?» Творчество Абиша Кекильбаева любят сотни тысяч людей, в том числе и я. О литературе можно говорить очень много. Но давайте остановимся на этом.

- Вы поддерживаете общение с известным деятелем театра и кино Асанали Ашимовым и другими творческими личностями.

- У меня и у тех людей, с которыми я общался, была большая тяга к искусству, к театру. Особенно уважительное отношение было к актерам. Именно по этой причине, находясь на службе в армии, я нашел возможность поближе познакомиться с приехавшими из Алматы в Москву Асанали Ашимовым, Ануарбеком Молдабековым, Райымбеком Сейтметовым, пригласив их вместе с коллегами в самый крупный московский ресторан.  Это общение продолжилось в дальнейшем. Мы тогда не пропускали ни одной театральной премьеры. Среди актеров мне особенно нравился Нурмухан Жанторин. К сожалению, он рано ушел из жизни. Посетил много спектаклей вместе с Асанали. Общались семьями. Вообще, у людей искусства очень развито чувство патриотизма, национального достоинства. Общение с ними обогащает духовно.

- Наверное, для Вас до сих по-особому притягательны воспоминания детства, когда пасли ягнят, пешком ходили в далеко расположенную школу.

- Мое детство пришлось как раз на годы войны, когда все мужчины ушли на фронт. Среди них был и мой отец. С малых лет довелось пасти ягнят. Я был смышленым, и даже без тамги хорошо различал всех овец, а их у нас было около тридцати, точно знал, сколько ягнят и сколько маток. Бывало, подсказывал и взрослым, когда они путали животных. Вот так мы и росли, занимаясь домашним хозяйством и скотом. Однако и исконная профессия предков немало нам дала. Мы получали знания и опыт, многое в этой жизни поняли. 

Чтобы дойти до школы, мы преодолевали до семи-восьми километров. В то время в наших краях не было ни арбы, ни саней. Может быть, благодаря именно этому обстоятельству у меня и появилось влечение к спорту. По дороге в школу мы закапывали в определенном месте захваченную с собой из дома посуду с едой, а на обратном пути извлекали ее оттуда и перекусывали. С уроков выходили поздно, уставшие. Помню, иногда и один возвращался. Когда становилось темно, я бежал и плакал, прикрывая уши руками. «Если бы отец был рядом с нами, не ходил бы так», - сокрушался я в такие минуты. Мы рано повзрослели тогда. Жизнь закалила нас.

- Амин-ага, нынешним летом исполнится 52 года, как Вы повторили рекорд СССР, преодолев 100 метров за 10,2 секунды, а также с результатом 200 метров за 20,6 секунды обновили продержавшийся в течение девяти лет рекорд Советского Союза. За прошедшие полвека нам не довелось больше увидеть среди казахов таких бегунов, как Вы и Гусман Косанов. Почему же мы опустились до такого уровня?

- Об этой проблеме говорится уже давно. Если бы в пору моего юношества в Гурьев (ныне Атырау) не приехала тренер Анжелика Куликова, то еще неизвестно, стал ли бы я известным бегуном. Когда она только начинала заниматься с нами, многие тренеры говорили ей: «От этого коротышки не будет толку». А мой рост не соответствует легкоатлетическому уровню (172 см). Но Куликова даже не прислушалась к этим замечаниям. После Куликовой я перешел к очень профессиональному тренеру ЦСКА в Москве Борису Токареву. Думаю, это был подарок судьбы.

Гусману на его пути также встретились хорошие специалисты. Это произошло в Молдавии, где он проходил службу в армии. Позже мы оба стали тренироваться в Москве под руководством сильных тренеров. Так что казахские дети ничем не уступают другим,  только нужно, чтобы повезло с тренерами и была конкретная и системная подготовка.

- Не все знают о том, что переезду Гусмана Косанова из Москвы в Алматы способствовал возглавлявший в то время республиканский спорт Каркен Ахметов, который покровительствовал национальному спорту. Расскажите, пожалуйста, об этом.

- Любителям спорта хорошо известно, что Гусман Косанов является первым казахом, ставшим призером Олимпиады. Однажды Каркен-ага, самолюбие которого, видимо, задевало то, что наш соотечественник – олимпийский медалист живет в Москве, спросил меня: «У Гусмана есть мысли возвратиться на Родину?». Я сказал, что он вернется, если дадут квартиру. Каркен Ахметов подготовил квартиру возле Центрального стадиона и в 1962 году перевез Гусмана в Алматы. В свою очередь, и я, став в 1963 году чемпионом спартакиады народов СССР, обратился к Каркену-ага с просьбой помочь получить квартиру. Он не отказал мне. Таким образом вслед за Гусманом я тоже получил жилье. Когда я завершил спортивную карьеру, Каркен Ахметов, несмотря на то, что занимал уже другую должность, помог мне устроиться тренером в спортивный интернат.

Каркен и Октябрь Жарылгапов были рождены на благо казахского спорта. Если люди, занимающиеся сегодня вопросами спорта, будут брать с них пример, то наш спорт мог бы серьезно продвинуться вперед.

Беседовал
Кыдырбек РЫСБЕК

АСТАНА
Последние новости

Спорт будет доступен для всех!

Регионы • 12 Августа, 2021

Героиня нашего времени

Интервью • 16 Июня, 2021

Похожие новости